DataLife Engine > Цитаты > «Мои добровольцы уже умерли!»

«Мои добровольцы уже умерли!»


15-07-2011, 10:48. Разместил: Valentine
Православие.Ru / Мониторинг СМИ, 21 января 2010 г.
http://www.pravoslavie.ru/smi/38049.htm
Александр Гезалов
Источник: КРОМО «Равновесие» // http://www.balance.sampo.ru/ravnovesie/1956.html

«Мои добровольцы уже умерли!» – безапелляционно заявляет председатель КРОМО «Равновесие» и консультант Московской Патриархии РПЦ по социальным вопросам Александр Гезалов. Почему? Странное впечатление производит Гезалов на православных людей. Даже отрицательное. Суетится все, бегает, доказывает, достает, требует, призывает, – в общем, не дает спокойно жить! Оценки дает резкие, точные, как бритвой по сердцу. Пустых разглагольствований о Боге и других приятных уху вещах не терпит, обрывает их – часто невежливо, так как нет времени, чтоб словесные кружева плести. Смотрит с прищуром – мол, меня не проведешь, двойное дно в человеке за версту учую. Неудобно с ним, неспокойно, неблагостно. А ведь подумать только какими делами занимается: сирот утешает, больным онкологическим средства на поддержание жизни собирает, бомжей кормит, беспризорных пристраивает, заключенных перевоспитывает… То есть по Евангелию живет. Так почему же он не вписывается в «православный контекст» Петрозаводска?

НИКТО НЕ ХОЧЕТ БЫТЬ ДУРАЧКОМ

Александр Гезалов
Александр Гезалов

– Александр, на Вашем сайте помещены ужасающие цифры. При всем объеме выполняемой Вами деятельности у Вас лишь 10 добровольцев. И это на город, где проживает более 260 тысяч человек, и многие называют себя христианами, даже православными. Чем это объясняется?

– Все хотят спасаться, – говорит А. Гезалов, – не через помощь ближнему, а через какие-то свои духовные иллюзии. Большинство православных удовлетворяется тем, что читают богословскую литературу, паломничают, посещают богослужения и все. Это похоже на потребление на физическом уровне. Потому что о духовности мы можем говорить тогда, когда душа твоя затрепещет от боли при виде страждущего. Именно в тот момент постигает тебя откровение и благодать Божия, когда ты откликнешься на чужое страдание. А четки, иконы, внешняя атрибутика – это не более, чем убеждение себя и других в истинности твоего Православия. Смотрите: я – верующий. А где же милосердие, о котором учил Господь? Где милость, о которой святитель Николай Сербский, великий святой нашего времени, писал: «Милость – плод веры. Где правая вера, там и непритворная милость»? У нас же пока правая вера заключается в оживленных повествованиях о том, как «я съездил в такой-то монастырь, а там прекрасная архитектура, и игумен прозорливый, и трапезная щедрая» и т. д. Но за этими излияниями забывается о том, что пока ты ездил, в онкологии дети умирали, к сиротам в детский дом никто не пришел, заключенных никто не навестил, старики от одиночества с ума сходили. Люди забыли о главной заповеди Божией – о любви. И еще один момент есть: никто не хочет быть дурачком, то есть бегать, доставать, «суетиться», одним словом. То ли дело на молебен шествовать в платке под цвет церковного праздника! Красиво, технично, бытово, но лукаво.

– Какой же выход?

– У каждого православного должно быть дело, потому что милосердие – это когда есть дело, которое без веры мертво и наоборот. Вот пусть один сажает деревья. И это будет его доброделание. Другой – кладбища убирает… КРОМО «Равновесие» выступило с инициативой, чтобы Московская Патриархия РПЦ учредила весной день православного субботника по уборке городских кладбищ. Ведь это ужас, что там творится! Инициатива была поддержана.

С МИЛОСЕРДИЕМ ЧТО-ТО НЕ В ПОРЯДКЕ

– Почему, на Ваш взгляд, у нас в Карелии нет таких широко внедренных социальных инициатив, как в других регионах: организации сестер милосердия, дома трудолюбия, столовые для беспризорных и т. д.?

– Видно с милосердием у нас что-то не в порядке. Оно у нас бытует на таком уровне: поздравление на праздник, поклоны при встрече в храме, тайное бросание денег в церковную кружку. Все мечтаем в Царствие Божие через такие широкие жесты войти. Но на Страшном Суде Господь спросит: а за что тебя помиловать? В чем ты проявлял милость?

– А кто, помимо Вас, трудится в КРОМО «Равновесие»?

– Так только 10 выше указанных добровольцев! В ближайшее время я их буду ориентировать на такие программы, как: подготовка к вузам выпускников сиротских учреждений, ремонт жилья, открытие новых возможностей для детей-сирот.

– Почему же люди не стремятся вступать в Ваши ряды?

Странная брезгливость существует по отношению к нам со стороны православных: я не священник, суечусь все время. И это характерно не только для Петрозаводска, но и для России вообще. Общественники – они не фотомодели, у них нет увлекательного имиджа: чужих жен не бросают, в клубах не сидят, разборок публичных не устраивают. А ведь это так интересно! Этой информацией вся страна живет. И со стороны государства нет заинтересованности в спонсорстве и благотворительности. Нет закона о спонсорстве, зато есть закон о контроле за общественными организациями. Сейчас наступает пора отъема помещений у общественных организаций: все, что не соответствует муниципальной деятельности, переходит в федеральную собственность. А федеральную собственность поди получи! Только и остается – у себя на квартире работать. А это значит – смерть жилью: тут и сироты, и заключенные, и бомжи приходить будут…

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ В РОССИИ – ДУРНОЙ ТОН

– Кто является партнерами КРОМО «Равновесие»?

– Петрозаводская Служба занятости, Городская социальная служба, Министерство образования и по делам молодежи РК, детские дома, следственные изоляторы, тюрьма, приюты, больницы. Спонсоров у нас нет. Средства привлекаются за счет сайта КРОМО «Равновесие», листовок, сотрудничества с газетой «ТВР-панорама», радиоканалом «Мелодия».

– Охотно ли состоятельные люди идут на дела милосердия? – Нет. Как только кто-нибудь захочет совершить акт благотворительности, его сразу же государство начинает трясти: «Зачем деньги отдал?!» Людям этого не нужно. И потом благотворительность – это не модно, это дурной тон, блажь. Сейчас другое увлечение у людей состоятельных – PR.

ДЕТИ – ЭТО НЕ БРЕВНА И ДОСКИ

– Сейчас в СМИ идут постоянные словесные баталии по поводу участия иностранных граждан в жизни детей-сирот: усыновления, помощи, переписки… Интересна Ваша позиция.

– Об этом говорят те, кто сирот в глаза не видел. Они говорят о детях, как о досках и бревнах, хранящихся на складе. Вот придем на склад и повесим там замок, что никто доски и бревна не растащил! Они негодяи: не знают, а рассуждают запросто. И рассуждают о российской святыне! У России ведь сиротское крестоношение, об этом говорил еще архимандрит Иоанн (Крестьянкин) – Царствие ему Небесное! Поэтому сирота – это объект любви человека к Богу, святой объект. Моя позиция такая: отдавать детей за рубеж! Избавлять их от отечественных сиротстких клоак, из которых они попадают либо в гроб, либо в тюрьму.

– Вы часто бываете в местах заключения, в том числе и там, где содержатся подростки. Скажите, что делается для их перевоспитания?

– До недавнего времени – ничего. Там есть система содержания. На большее, то есть на перевоспитание, просто нет средств. В этом году мы отремонтировали учебный класс в СИЗО No 1. У меня это была давнишняя мечта шестилетней выдержки. И вот, наконец, ее удалось воплотить в жизнь. Теперь к подросткам приходят учителя, врачи. Раз в неделю появляется священник, которого до этого видели раз в пять лет. Начальник СИЗО сказал мне на днях: «СпасиБо, Александр, что Вы убедили нас в том, что это будет хорошо». Самое интересное, что я сам об этом не думал. Просто было чувство, что класс делать нужно. Оказалось, что у подростков, находящихся в СИЗО, когда они общаются с учителями, врачами, священником, смотрят фильмы, в том числе – и православные, меняется сознание, они начинают что-то понимать, пересматривать свои ценности.

– В чем заключается помощь несовершеннолетним родителям?

– У нас есть проект «Росточек». Его суть – поддержка несовершеннолетних родителей, которая осуществляется в следующих направлениях: моральная, психологическая, материальная (одежда, питание и т. д.). Городская социальная служба организует для этих родителей встречи со специалистами. Для детей мы проводим разные мероприятия. Например, недавно водили их в сухой бассейн. А в ближайших планах КРОМО «Равновесие» благотворительный турнир по боулингу (15 мая), а 1 июня, в День защиты детей, будет фотовыставка «Сиротское барокко» в Карельской Государственной филармонии. В июне я отправляюсь в Париж, чтобы прочитать заинтересованным людям лекции по социальной деятельности, связанной с сиротами, заключенными, бездомными. Предоставляется возможность посетить известный Свято-Богородицкий Леснинский монастырь.

ЗАНОЗЫ – НЕ ОТ ДЕРЕВА, А ОТ ЛЮДЕЙ

– Одно из направлений Вашей деятельности – храмостроительство. Всем петрозаводчанам известен храм во имя святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, украшающий наш город.

– Строился он в суровых условиях. Он ведь деревянный. Так вот заноз мы, его строители, получили больше от людей, нежели от дерева. Все думали, что мы имеем с него какую-то выгоду. Мне в лицо неоднократно говорили: «Ты без благодати строишь, а раз у тебя получается, значит, сила бесовская тебе помогает». Какой абсурд! Зато я понял, почему в русских сказках значительные дела совершаются ночью: ковры ткутся, мосты строятся, сады сажаются, хоромы возводятся. В этом есть великая мудрость. Ночью все спят, и некому бдеть, чтобы мешать. Причем меня очень удивляло, что получали мы от православных. Простой пример. Ведем мы строительные работы, идет мимо атеист: «Что делаете?» – «Храм строим». – «Ну, молодцы, красиво будет». Идет мимо православный. Тот же вопрос. Получаем такую реакцию: «Почему крест не так стоит? Почему доски не там лежат? А где вы деньги взяли? А дайте посмотреть бюджет!» А строили-то: отец Константин Савандер, отец Андрей Суханов, диакон Александр Попов и я. Уж, наверное, батюшки знали, как крест ставить. И ведь нет, чтобы лопату взять или доски переложить. Проще экологическую милицию вызвать. Иеромонах Досифей (Ларионов), известный восстановлением обители преподобного Ионы Яшезерского, говорил: «Строительство церкви в городе – подвиг, в деревне – мученичество». Он не прав. В городе, конечно, можно построить храм быстро, но потом с той же скоростью ты окажешься на кладбище.

ЭПИЛОГ. ЛЮБОВЬ БОЖИЯ НУЖНА НЕ ВСЕМ

– Есть такое высказывание: когда Бог тебя заметил, Он дал тебе все; когда Бог тебя полюбил, Он у тебя все отобрал. Многие не хотят идти на второе, принять Божию любовь. Когда я смотрю на старинные фотографии наших бабушек, то понимаю: вот они, добровольцы КРОМО «Равновесие». К сожалению, их уже нет в живых. Но они могли бескорыстно служить людям, отдавать последнее, у них на всех сердца хватало. В современных людях я этого не вижу. Так что мои добровольцы уже умерли!

Интервью подготовила В. Калачева, редактор газеты «Православный Собор»


Вернуться назад